«Лица Победы. Тамара Алексеевна Самоварова»

«Лица Победы. Тамара Алексеевна Самоварова»

Тамара Алексеевна Самоварова – ветеран Великой Отечественной войны. Училась и жила она в Москве. Девочка была сиротой и воспитывала ее сестра. Тамара окончила восемь классов и поступила в медицинский техникум на фельдшерско-акушерское отделение.

— Я успела окончить два курса и началась война. Параллельно тогда я уже работала в роддоме детской медсестрой. Ну и работу, и учебу пришлось оставить. Мы попали в ополчение: копали окопы, скидывали с крыш зажигательные бомбы и так далее, — говорит Тамара Алексеевна. Потом нашу героиню отправили с новобранцами в запасной полк. Она сопровождала бойцов. Там ее одели в солдатскую шинель и присвоили звание сержанта. На фронт сержант Самоварова попала уже в составе санитарного отдела 31-й армии.

— Я служила в полевом подвижном армейском госпитале, мы принимали раненных, доставленных с поля боя. Их везли на машинах, на собаках, на волокушах. Мы их оперировали. 2-3 дня держали в госпитале, не больше.

Армейский госпиталь это три-четыре хирурга, дюжена медсестер плюс санинструкторы. Легко раненные бойцы помогали медикам. Например, солдату оторвало два пальца на правой руке. Воевать он уже не может. А на кухне работать или помогать носить раненых – запросто! Операции круглосуточно проводили в палатках, а порой и в брошенных немцами землянках. Внутри они были сделаны очень аккуратно, устелены соломой.

— Мы порой плакали, когда вспоминали родных, когда было страшно или морально тяжело, — вздыхает Тамара Александровна. – Вот, на обходе вновь поступивших раненных я увидела красноармейца с перебитым животом. Красивый такой, молодой парень. До сих пор помню, что звали его Игорь Жидовцев. Он мне: «Сестричка, я из Украины. У меня есть сестра, такая же как ты молодая. Скажи, я буду жить?» Я отвечаю: «Конечно, будешь! Врачи у нас хорошие, они спасут тебя, все сделают». А сама побежала к хирургу, докладываю, что этого солдата с перитонитом надо срочно оперировать. Его тут же прооперировали, зашили. Но он все равно умер. Вот так.

Наша героиня вспоминает сильные бомбежки под Оршей, когда ее ранило в ногу и спину, жуткие бои под Вязьмой и Ржевом, путь в Восточную Пруссию, красивый Кранц и Инстербург. После ее отправили в Чехословакию, где местные жительницы угощали молоком. Там развернули и приказали двигаться к Львову.

— Там в резерве мы простояли все лето, нас хотели отправить на войну с Японией, но с места так и не сняли. В сентябре 1945 года я поехала домой в Москву, но там был голод, с работой не ладилось, и в 1946 году я вернулась в Кенигсберг, да так и осталась.

ИСТОЧНИК KP.RU

https://www.youtube.com/watch?v=M-akkacgbvs&feature=emb_logo

 

2020-03-19T14:38:33+03:00 19 февраля, 2020|Новости|0 Comments

Leave A Comment

WordPress Lessons